На протяжении пяти лет действуют санкции ЕС против России. Все чаще в Германии звучат вслух мысли о том, что нежно их отменить. Насколько полезными являются карательные меры и достигли ли они своей цели?

“Россия является стратегически важным партнером, и для улучшения отношений нам необходимо прекращение действия санкций”, - написал премьер-министр Саксонии Майкл Кречмер в начале июня после разговора с президентом Владимиром Путиным на бизнес-форуме в Санкт-Петербурге. Санкции являются серьезной проблемой, особенно для саксонской и восточнонемецкой экономики. 

Другие политики и предприниматели высказываются аналогично. Карательные меры по любой причине вряд ли помогут решить проблему. Нужно смотреть на ее разрешение с позиции здравого смысла. Что же на самом деле имеется в виду под санкциями и каковы их последствия?

Первый пакет санкций касается экономической деятельности на украинском полуострове Крым, и приняты они в ответ на аннексию Крыма Россией в марте 2014 года. Санкции направлены против российских государственных банков, импорта и экспорта военной техники и нефтегазовой промышленности. Их ввели после падения пассажирского самолета MH17 над Украиной в июле 2014 года. К тому же, туристическим компаниям запрещено предоставлять услуги в Крыму, а круизным судам запрещено заходить в порты Крыма.

Вторая группа санкций против России связана с выполнением Минских соглашений. Это — эмбарго на вооружение и ограничение товаров, которые могут полностью или частично служить военным целям.

Существуют ограничения к рынку капитала ЕС для трех российских оружейных компаний, трех энергетических компаний и пяти российских банков. Введены запреты на продажу России товаров для использования в глубоководных и арктических проектах по добыче нефти и сланцевого газа.

Также создан перечень лиц, субъектов и организаций, обвиняемых в действиях против территориальной целостности, суверенитета и независимости Украины. Для них ограничен въезд на территорию, а их активы в ЕС заморожены.

Требование отмены санкций оправдывают, прежде всего, вредом для экономики. Например, Восточный комитет немецкой экономики в 2017 году акцентировал, что затраты немецкой экономики “очень высоки, двузначные, если не трехзначные” миллиарды евро.

Однако, подсчитать убытки сложно, потому что есть и другие факторы. научная служба Бундестага в 2017 году, после пересмотра многочисленных публикаций, сделала вывод, что снижение экспорта в Россию в значительной степени объясняется рецессивным экономическим развитием именно российской экономики.

Гери Шульце, директор российского отделения агентства экономического развития GTAI: указывает на медленный рост инвестиций, застойное потребление и снижение реального дохода на протяжении шести лет. Также повышение цен на немецкие товары из-за девальвации рубля и государственные закупки сделали местные товары более конкурентными в сравнении с иностранными промышленными товарами. Поэтому проблемы немецких компаний на российском рынке были менее всего связаны с очень выборочными санкциями ЕС.

К тому же, Россия не является важным экономическим партнером Германии. Даже министр по экономическим вопросам САксонии Мартин Дулиг видит в санкциях 2014 года лишь катализатор для российского бизнеса, который в настоящий момент пребывает в стагнации. Его закрытие могло бы “сравнительно хорошо” компенсироваться другими рынками, заявил он. По словам руководителя GTAI в Москве Шульце, Россия находится только на семнадцатом месте в перечне торговый партнеров Саксонии. ЕС является самым большим и самым выгодным рынком для восточнонемецких предприятий.

Но главной проблемой являются санкции именно США, которые также могут быть применены на компании в третьих странах в случае их сотрудничества с Россией. Со своей стороны Россия ответила и ввела запрет на импорт продовольствия и сельскохозяйственной продукции. Этот запрет почувствовали фермеры и производители продовольственных товаров. Но потери сельхозпроизводителей компенсируются из государственного бюджета, и поэтому они объективно не являются пострадавшими.

Однако, у немецкого бизнеса непосредственно в России все идет неплохо, сообщает Немецкая внешнеторговая палата в Москве. например, немецкие компании инвестировали 3,2 млрд евро в Россию в 2018 году. Это самая большая сумма за последние десять лет.

Достигли ли санкции своей цели и способствуют ли эти мероприятия урегулированию конфликта в Украине? Смена статуса Крыма не предвидится, и на Востоке Украины продолжается борьба. демилитаризация населенных пунктов между украинской армией и сепаратистами уже считается “обнадеживающим признаком”. Но Минские соглашения предполагают полную демилитаризацию линии фронта.

О том, что там, как и ранее, ведутся боевые действия, заявил бывший вице-президент Миссии ОБСЕ Александер Хуг, и что регулярные нарушения режима прекращения огня остались безнаказанными. Безнаказанность является стимулом для дальнейших нарушений. Отсутствие доверия между сторонами конфликта и отсутствие политического давления на международном уровне также этому способствуют. Это означает, что санкции не являются достаточно конкретными или не сопровождаются реакцией на актуальную ситуацию.

Остается вопрос, стоит ли использовать альтернативные средства. Санкции увеличили затраты России и она понесла убытки за свое агрессивное поведение, пишут эксперты Янис Клюге и Сабина Фишер из Фонда науки и политики. Дальнейшая эскалация была прекращена благодаря коллективным действиям ЕС. Однако, как предупреждают эксперты, снижение санкций без выполнения Минских соглашений может негативно повлиять на конфликтующие стороны.