Портал Profil опубликовал часть интервью с экс-главой украинского Национального банка Валерией Гонтаревой, в котором она комментирует скандал, связанный с отмыванием денег австрийским Meinl Bank. Бывшая чиновница заявляет, что неоднократно просила австрийских коллег обратить внимание на деятельность данного финансового учреждения, но так и не была услышана.

Валерия Гонтарева занимала в Украине пост главы НБУ с 2014 по 2017 год. Комментируя этот период она заявила западным журналистам, что на момент ее прихода в НБУ банковский сектор страны был практически разорен.

«Моими первыми проблемами и приоритетами были макрофинансовая стабильность и банковский сектор. А повседневной работой стала проверка зарубежных корреспондентских счетов украинских банков. Вскоре я поняла, что 50 % украинской банковской системы является фикцией. Удалось выяснить, что половина банков имеет корреспондентские счета в иностранной валюте в совершенно странных банках, и одним из этих странных банков был Meinl Bank. Хотя я слышала об этих «серых» схемах и раньше, но не понимала, насколько серьезна проблема», — заявила Гонтарева.

При этом она сообщила: львиная доля схем по отмыванию украинских денег была завязана именно на Meinl Bank.

«Тогда мы начали копать глубже. Мы хотели понять, почему наши банки использовали эти так называемые корреспондентские счета в иностранной валюте, и пришли к выводу, что это просто отмывание денег. Выкачивание денег в оффшорные юрисдикции. Другая важная часть схемы — это создание искусственного капитала для украинских банков. Некоторые акционеры использовали эту методику. Вы открыли корреспондентский счет в другом банке, я называю это посредником. Они действовали так, как будто это был реальный счет, но на самом деле этот счет использовался для займа, предоставленного оффшорным брокером. Когда мы это поняли, то немедленно позвонили всем банкам и аудиторам (в Украине — ред.). И сказали им: «Мы знаем, что вы делаете. Мы знаем, что вы не можете остановить это прямо сейчас, поэтому мы дадим вам время, чтобы привлечь реальный капитал и деньги от оффшорных компаний. Установленный нами срок для украинских банков истек 1 апреля 2016 года. После этого ни один банк больше не имел корреспондентского счета в этих «странных» банках», — пояснила экс-чиновница.

При этом она заявила, что, к большому сожалению, ее австрийские коллеги «не сделали домашнюю работу» — не заинтересовались деятельностью своих финансовых учреждений, которые были замечены в таком сотрудничестве с украинцами. Этот вопрос Гонтарева обсудила еще в 2014 году с Эвальдом Новотны, на тот момент руководителем Национального банка Австрии. И предупредила, что Meinl Bank замечен в отмывании денег в Украине. Она добавила, что с украинской стороны возможности для «серых» схем были перекрыты. Но когда приступили к процедуре ликвидации «лопнувших банков», сотрудничавших с Meinl Bank, выяснилось, что тот уже успел снять остатки с корреспондентских счетов.

«Это были деньги наших вкладчиков, наших людей. Они вкладывали в украинские банки, которые действовали так, будто держали деньги на корреспондентских счетах. Но соответствующие счета являлись залогом для оффшорных кредитов. А когда лопнули банки, украинское государство должно было компенсировать вкладчикам их потери», — добавила Гонтарева. В то же время, отвечая на вопросы журналистов, бывшая глава НБУ не раз подчеркнула, что ситуация обсуждалась с австрийской стороной, которая должных мер не приняла, не проверила, не отозвала лицензию. С другой стороны, «Meinl Bank знал, что его клиентами являются поддельные компании, которые выкачивают за границу украинские деньги», — говорит она.