Во вторник, 4 марта, в Вене состоялась презентация книги Валерия Ананьева «Следы на дороге» в рамках европейского тура. В Украине книга стала бестселлером в 2019 году.
Валерий Ананьев - участник войны на Донбассе, путешественник, блогер, писатель. 27-летний ветеран своими глазами видел войну, участвовал в боях под Славянском и Дебальцево.

В Вене Валерий рассказал о написании книги, своем военном опыте, путешествиях и планах на будущее. Автор книги начал презентацию со слов: «Я не профессор, чтобы чему-то учить, поэтому хотел бы построить презентацию в виде свободной беседы».

- Валерий, как возникла идея написать книгу «Следы на дороге»?

- Во время прохождения службы я постоянно писал о том, что происходит, о пережитом. Книга является автобиографической, хотя рассказывает не только обо мне. Книга стала инструментом, чтобы структурировать мой опыт.

- Как долго вы работали над книгой?

- Почти три года. Начал писать в 2015 году, однако во время военной службы было невозможно концентрироваться на книге. Затем после освобождения пытался несколько раз продолжить, но мешали проблемы со здоровьем. Я был госпитализирован в 2016 году и проходил лечение в военных госпиталях Днепра и Одессы. Позже, в 2017-м я совершил пешее паломничество и после него смог завершить книгу. Книга была издана в одиночку, без издательств, и за год было продано 25 000 экземпляров.

- Планируете продолжить писать? Есть идеи для следующей книги?

- Я начал работать над второй книгой на совершенно другую тему. Это будет уже художественная книга, а не автобиографическая, но все равно в основе будет лежать личный опыт и пережитые эмоции, связанные с событиями моей жизни, ведь я не могу писать фантастику, хотя и люблю фантастический жанр. Планирую закончить до конца этого года.

- Чем еще занимаетесь сейчас?

- Написал сценарий к фильму, уже начались съемки (демонстрирует короткий ролик будущего кино - Ред.). Фильм будет не о войне. Замысел появился после путешествия по Норвегии. Называется «Новый человек: горизонт». Выход планируется в феврале 2020 года.

- Сейчас вы осуществляете европейский тур. Какие города уже посетили? Куда дальше поедете?

- Посетил Мюнхен, сегодня Вена, затем Штутгарт, Гамбург и Берлин. Далее зависит от того, куда пригласят.

- Ананьев - это ваш псевдоним. Как он появился?

- В июле 2014 году была назначена денежная награда одним из командиров "ДНР" за моюй смерть. После этого, чтобы избежать возможной угрозы и нанесения вреда моим близким и отделить себя от родных, я придумал псевдоним.

- Хотели бы вы выдать в будущем книгу под собственным именем?
- Нет, потому что я стал достаточно публичной личностью. И хочу четко отделять свою личную жизнь от публичной и защитить близких.

- Вообще ожидали, что станете известным?

- Конечно, не ожидал такой популярности и был удивлен. Не буду скрывать, что успех - это приятно. Как и каждому автору, мне очень хотелось, чтобы моя книга была успешной, люди читали ее, и она была полезной для них, чтобы мой пережитый опыт помог другим.

- Расскажите, как началась ваша военная служба?

- Я попал на фронт, когда мне было 19 лет, через неделю после того, как россияне вошли в Крым. 2014, 2015 и 2016 года провел на востоке Украины. 2014-й был годом активных боев. 2015-й - годом размышлений о себе, о событиях, связанных со мной и с моими товарищами. В 2015 году в моем батальоне было больше самоубийств, чем в 2014-м боевых потерь. Просыпался от кошмаров о плене - это было то, чего мы боялись больше всего. Одного боевого собрата в 2014 году взяли в плен, он на руке имел татуировку трезубца и поэтому ему отрезали руку. После этого я решил сделать татуировку на плече Тараса Шевченко, ведь для меня он является олицетворением украинства. В 2016 году начал не выдерживать пребывание на фронте и решил покинуть на некоторое время. Завершил службу из-за проблем со здоровьем, врачи признали непригодным для службы.

- Имеете военные награды?

- Награжден «За воинскую доблесть». Я очень ждал и хотел получить награду, представлял как меня вызывают торжественно перед батальоном и вручают ее, а я благодарю и отвечаю "Служу народу Украины". Очень хотел пережить этот момент, для меня это было очень важно. Однако все произошло совсем не так, меня просто вызвали в штаб, дали медаль за отвагу в кабинете. У меня было разочарование, чувство неуважения к моей работе. Награждение - это ритуал, его нужно соблюдать. Армия без ритуалов не может существовать.

- На ваш взгляд, военная служба должна быть обязательной?

- Считаю, что служба должна быть контрактной, построенной на идее. Я за контрактную службу в зрелом обществе.

- Изменилась ли украинская армия, если сравнивать 2014 год и сегодня?

- Могу сказать, что есть улучшения, например, в обмундировании: лучшего качества каски, новая форма, новые бронежилеты, в разы лучше обувь, оружие, оплата. Я в 2014 году воевал на фронте в каске 1948 года, рваном бронежилете и кедах. Но ментальное отношение к военным осталось неизменным.

- Насколько тяжело переживать такой опыт?

- Я рад, что живу в эти времена, когда я могу участвовать в этих событиях. Мне нравится жить в Украине, хотя это является постоянной борьбой. Мой опыт приобретался потом и кровью. Опыт войны часто люди воспринимают как бремя, которое ломает. Но это не так, он тяжелый и болезненный, но человек не может развиваться в комфортных условиях, для развития необходим кризис. Я благодарен военным событиям, потому что они позволили сломать и построить заново мою личность. Я до войны и после - это два совершенно разных человека.

- Вы в свое время перешли с русского на украинский язык. На ваш взгляд, украинизация должна быть мягкой или жесткой?

- Начну с того, почему я лично перешел на украинский. Во Франции один француз спросил меня: «Если у вас война с Россией, почему ты разговариваешь на русском?". Это стало переломным моментом для меня. Идет война, унижения нашей нации и мне стало стыдно за себя, потому что я понял, что, разговаривая языком агрессора, я был частью пропаганды. Это был мой маленький вклад в то, что эта война стала возможной - мы проиграли раньше информационную и культурную войну. А фундаментом культуры является язык. В тот день я резко перешел на украинский, это было трудно, потому что я постоянно переводил в голове каждое слово, но я имел сильную мотивацию. И сейчас я уже думаю по-украински и трудно вспоминаю российские аналоги слов. Я за разумную украинизацию через объяснение и образование граждан, чтобы люди переходили на украинский через осознание: что я говорю по-украински, потому что моя страна долгие сотни лет была под давлением и мой язык запрещалась, около 170 указов запрета были выданы за последние 200 лет. Навязывание вызывает только агрессию. Необходимо бороться с невежеством людей.

- Расскажите о своем первом путешествие.

- Первые путешествие состоялось в 2016 году, я пошел в пешее паломничество Европой путем святого Иакова, из Парижа в Португалии через Пиренеи, Таврический хребет. Длилось около трех месяцев. Об этом я снял сериал продолжительностью 14 серий. По возвращении закончил написание книги. Это была моя первая поездка за границу. Прошел около 1800 км. Причина путешествия была связана со службой - хотел переосмыслить свою картину мира после войны. На фронте вся жизнь иначе: ты разговаривал с человеком, а через 10 минут этот человек погиб, там смерть всегда рядом. Мое довоенное мировоззрение разрушилось как карточный домик. Я пришел к осознанию проблем, не мог найти место в обществе, была обида на людей за их неблагодарность, что ты на фронте жертвуешь своим здоровьем и жизнью. По окончании путешествия сделал для себя вывод: никто никому ничего не должен и никто ничего не делает ради кого-то. Но каждый из нас получает свою выгоду, которая исходит из нашей системы ценностей. Фронт - это был мой личный выбор, мое решение, и моя ответственность, которую я принял. Я был на войне ради себя. Мне никто не обязан за это говорить "спасибо".

- А второе путешествие?

- После издания книги, пошел в следующее путешествие. Оно длилось с мая по сентябрь. Началось в Осло, дальше пешком до Северного ледовитого океана. Прошел около 2500 км.

- Ваше первое путешествие была путем святого Иакова. Каково ваше отношение к Богу?

- Я не отношу себя ни к одной религиозной конфессии, потому что мне не нравится, когда есть какие-то правила, ограничения, что кто-то меня учит своей мудрости. Я убежден, что чужой опыт без собственного не будет полезным. Я не люблю обсуждать вопросы религии и политики, потому что для многих это очень личные вещи.